spaniel90100: (Default)
Ури-Цви Гринберг

ПЕСНЬ ВО СЛАВУ ОГНЯ


Смотри, как красиво всё смертное
Отражается в светлой воде.
Блажен, кто тянется к рекам,
Но лежать выбирает в земле.

Не избавит земля от печали -
Что печальней могилы сырой! -
Но избавит от страха пред бездной,
Перед гибельной, страшной водой.

Если б мудрыми были правители,
То велели бы в каждой стране
Не земле, а огню предавать тела -
И не стало б могил на земле.

И горело бы тело радостно,
Среди дров, на веселом огне,
И сгребали бы прах без печали,
Ибо нет печали в огне.

_________________________________________________________

Что интересно: кремация противоречит Галахе. Гринберг был человеком очень религиозным
и одновременно настоящим диссидентом, верным не чьей-то идеологии, а собственной правде.
И очень показательно, что участники иерусалимского переводческого семинара при Доме Ури-Цви
поняли это стихотворение ровно наоборот, и перевели наоборот! и пишут ничтоже сумняшеся:
"Гринберг был религиозный человек, и он был против кремации" - при том, что стихотворение называется "Во славу огня"!..
spaniel90100: (Default)
Мои переводы и краткая биография Ури-Цви:
http://berkovich-zametki.com/2005/Starina/Nomer12/Torpusman1.htm

Переводы, не вошедшие в эту подборку:


БАЛЛАДА О ДВУХ ЖЕНИХАХ

В саду зеленеющем сердце щемит.
Там девы – подруги невесты – поют,
Жених со своими друзьями сидит...
Венчание вечером предстоит,
И завтрашний день, словно меч в ножнах, скрыт.

Один здесь печален, один сам не свой:
Ему бы, ЕМУ БЫ жениться на ней,
На той, что всех женщин на свете милей!
А свадьбу играет – другой!

Другой ее вскоре женой назовет,
Другой будет счастлив с ней ночью – НЕ ТОТ!

«Сейчас он растопчет стакан*, будто злясь...
Вот музыка радостная раздалась...» –
Всю ночь будут время часы отмерять.

И месяц, на свадьбу не званный, придёт,
Заглянет в окно – и прогонят его,
И тихо уйдет он к окошку того
Дома, где горн вечерами поёт...
Там, руки ломая, безмолвствует ТОТ.

* По еврейскому обычаю, жених на свадьбе должен разбить стакан
(в память о разрушении Храма).

_____________________________________________________________________________

К предыдущему стихотворению: почему в доме автора поет "горн"?

Read more... )

ГОРНИСТ

В чужбине на всех инструментах я песни играл.
Цветущие яблони душу томили весной,
Пронзая меня непонятной, но смертной тоской,
А рядом река тевтонов блестела, как ртуть...
И в море играл я на лире... и волны морские рекли:
"К вершинам иди, а низкие кровли забудь.

Смотри: пред тобою лес, а над ним небеса.
Там птицы парят; а над птицами – пояс светил;
А выше светил поднимается только мечта,
Одна лишь мечта достигает такой высоты,
И лишь на одном инструменте мечту эту можно сыграть:
На горне из горнего Храма! И создан для этого – ты.
Будь горнистом! Твой меч и твой щит – Божий горн!"

И ответил я: "Да!" – ибо понял, чего мне всегда
Не хватало, пока я играл на цевницах пустых, -
Сыну скитальцев Сионских, чьей скорби огромнее нет,
Сыну страдальцев за Бога, богов кроме Коего нет...
Мир все равно разделен на своих и чужих.
Будь горнистом! Вокруг тебя – тьма.
Играй что есть сил – и, быть может, приблизишь рассвет.

И вот я играю, играю всей жизнью своей –
И рассвет, золотой и кровавый, я вижу вдали.
От музыки, словно от солнца, расходится свет,
И место, где я стою, – пядь Эдемской земли.

_____________________________________________________________________________

ИЗ «ПЕСЕН СИОНА»

Сион! Меня вышвырнули твои евреи,
Как выстрелом в спину, плюнув мне вслед.
И с паспортом палестинским, со шрифтом латинским,
Я попал в чужой город – как на тот свет.

Среди братьев–изгнанников я дважды изгнанник:
Они тебя видели только во сне,
Для них ты надежда и утешенье...
А я тебя видел! Мне больно вдвойне!

При мысли об улицах Тель-Авива
Мне кровь заливает глаза каждый день:
Там лижут мороженое лениво
Тысячи потных парней и девок –
В окружении моря и арабских деревень.

Если в город ворвутся окрестные банды,
Некому будет их задержать:
Все так и будут сидеть развалившись,
Жрать или петь в домах и на крышах,
Да на лавочках мороженое лизать!

И всё будет как в страшной арабской сказке:
Ножи, и дубинки, и черные маски,
И винтовки, и бомбы, и кровь потоком,
И ДАЙ БОГ МНЕ ОКАЗАТЬСЯ ЛЖЕПРОРОКОМ!

(1934)

______________________________________________________________________

«ЧЕРНАЯ ХРОНИКА»
(1933)

Десять лет назад я сошел на этот берег.
Я был юн и восторжен и пылал, как Божий куст,
И райской арфой для меня звучал иврит из детских уст,
И на небе скрипки пели все напевы поколений,
А по земле ходило племя смельчаков и силачей,
Бежавших с вавилонских рек(1), чтоб возродить свою страну –
И было это племя словно горн, танк, бетон и сталь!
Свет солнца был в плечах его
И чудо – в кулаках его.

Герои строили дома,
И делали водопроводы,
И поливали огороды –
Как радовался я за них!
И на бульваре в Тель-Авиве
Я на скамейке ночевал –
И не было меня счастливей!
И тихо улыбалась мне
Луна, как мама, в вышине...

Read more... )

Мне жег глаза их красный флаг,
Их чествованье Первомая
От Тель-Авива до Тель-Хая;
Мне жег язык визгливый гимн:
«Не бог, не царь и не герой» –

Read more... )

_______________________________________________________________________

Ури-Цви Гринберг в переводе ЭЛЛЫ ГРАЙФЕР

* * *

Мы загнаны в угол, мы с моря подмоги не ждем.
Лишь горстка евреев – испуганных и безоружных.
Британия нынче как Рим, и не лучше креста полумесяц.
И тот, кто не воин, увы, никому не союзник
В сегодняшнем мире, идущем ко дну.

И нынче, как встарь, в час отчаянья и испытания
От неба не можем глаза оторвать. И душа,
Как будто бы стала отдельным живым существом,
Застыла в слезах у ворот, повторяя все снова и снова
два слова: «Отче Небесный!»

(1936)
Page generated Jul. 24th, 2017 08:30 pm
Powered by Dreamwidth Studios