spaniel90100: (Default)
Акакий Церетели (1840 – 1915)

К ВАЖА-ПШАВЕЛЕ
(1913)


Ты воспеваешь горы, пшавец,
Но твой язык я осуждаю,
Хотя жемчужины ты сеешь,
А книгочеи пожинают.

Read more... )


Важа-Пшавела
(Лука Разикашвили, 1861 – 1915)

ЗАПОЗДАЛЫЙ ОТВЕТ АКАКИЮ
(1913)


Я долго думал: как ответить
Тебе, старейшина-поэт?
Я был безмерно опечален
И день и ночь искал ответ.
Едва хочу промолвить слово –
Оно уходит, раз – и нет!

Я чувствовал себя ужасно –
Как будто обвалился дом.
За что я так наказан Богом,
Что злополучным языком,
Хоть сею жемчуг, но не в силах
Родному объяснить отцу?
Кто укорит меня за эту
Песнь, обращенную к певцу?

Орудие у стихотворца
Одно: язык его родной.
Когда жемчужины он сеет –
Иль насыпает их горой –
Не осуждайте, а внемлите!
Он - тот, кто есть, а не другой!

Я и язык мой – в чем виновны?
Чем провинились пред тобой?
Мы опечалили отчизну?
Или глумились над мечтой?
Нет! Вся причина недовольства –
Что мы посмели БЫТЬ СОБОЙ.

За что же дар природы горной
Хулу встречает и позор?
За что равнины презирают
Мелодию высоких гор?
Ведь мы из одного народа!
Ведь и у нас цветы цветут!
Ведь нашу общую отчизну
И горцы, как икону, чтут!
Язык наш слишком тверд, быть может,
Подобен твердостью скале –
Но осуждать его за это
И предавать его земле?!

Поэт подвластен впечатленьям,
Его всегда легко задеть:
Я мог бы, прочитав такое,
Оторопеть и онеметь.
Но я иду своей дорогой,
Напрасных не страшась обид.
Язык – и горный, и равнинный –
На сердце у меня лежит,
И я не осужу ни слога,
Который нам принадлежит!

Меня страшит совсем иное:
Когда собой быть не дают,
Когда луну и солнце душат,
Когда отчизну предают.
А гор не надо опасаться
И их простого языка.
Не бойтесь, он вам не опасен –
Летящий сверху рев быка.
spaniel90100: (Катулл)
Попытка перевода, в двух вариантах - полном и адаптированном для песни.

Акакий Церетели (1840-1915)
СУЛИКО


Полный вариант:

Я могилу милой искал –
Но ее нигде не найти!
Безутешно я повторял:
«Душенька моя, где же ты?»

Роза одиноко росла
Удивительной красоты.
С трепетом спросил я ее:
«Душенька моя, это ты?»

Роза покачнулась, склонясь,
Будто бы ответ мне дала,
И небесный жемчуг росы,
Словно слёзы, вниз пролила.

Спрятался в ветвях соловей –
Там чуть-чуть качались листы.
Ласково я птичку спросил:
«Душенька моя, это ты?»

Мигом встрепенулся певец,
И коснулся клювом цветка,
И защебетал, и запел:
«Да-да-да-да-да, это я!»

Нá небе сияла звезда,
Посылая свет с высоты.
Страстно обратился я к ней:
«Душенька моя, это ты?»

Тотчас замерцала звезда,
Яркий луч в глаза мне блеснул;
И внезапно добрую весть
На ухо мне ветер шепнул:

«То, что ты искал, ты нашёл.
Успокойся и отдохни.
Пусть отныне радостными
Будут твои ночи и дни.

Знай, твоя любовь не мертва:
Розой, соловьем и звездой
Стала в этом мире она,
И вовек пребудет с тобой».

Это было знáком с небес!
Больше я с тех пор не скорблю,
Не ищу могилу и гроб,
Слёз горючих больше не лью.

Роза дарит мне аромат,
Песню – соловей, свет – звезда;
Что при этом чувствую я –
Мне не выразить никогда.

Вновь открылась жизнь для меня,
Стихла боль, и стало легко:
Наконец нашел я тебя,
Душенька моя, сулико!



Песенный вариант:

Я могилу милой искал –
Но ее нигде не найти!
Безутешно плакал я и повторял:
«Душенька моя, где же ты?»

Роза одиноко росла
Удивительной красоты.
С трепетом сердечным я спросил ее:
«Душенька моя, это ты?»

Спрятался в ветвях соловей –
Там чуть-чуть качались листы.
Ласково спросил я у соловушки:
«Душенька моя, это ты?»

Нá небе сияла звезда,
Посылая свет с высоты.
В страстном уповании воскликнул я:
«Душенька моя, это ты?»

Вдруг мне ветерок прошептал:
«Розой, соловьем и звездой
Стала в этом мире милая твоя,
И она навеки с тобой!»

Вновь открылась жизнь для меня,
Стихла боль, и стало легко,
Ибо наконец-то я нашел тебя,
Душенька моя, сулико!



Прежние переводы - здесь: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%83%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%BE_(%D0%BF%D0%B5%D1%81%D0%BD%D1%8F)
Песня на грузинском - здесь: http://www.youtube.com/watch?v=NRu2OcYoGq8
и здесь: http://www.youtube.com/watch?v=aoW7W1YIurs

UPD. Нашелся еще один старый перевод, автора не знаю.
Это исполнял Хор Советской Армии им. Б.Александрова:

Я искал могилу милой,
Обошёл я все края
И рыдал слезой горючей:
"Где ты, милая моя?"

Я в кустах увидел розу,
Что светилась, как заря,
И спросил её с волненьем:
"Ты ли милая моя?"

Меж ветвей свистала пташка,
И спросил я соловья:
"Молви, звонкая пичужка:
Ты желанная моя?"

Соловей склонил головку,
Над кустом своим свистя,
Словно ласково ответил:
"Угадал ты, это я".
Page generated Jul. 24th, 2017 08:29 pm
Powered by Dreamwidth Studios